Интернет-портал "Наука и религии мира"

 
  • Библиотека АТЕО-КЛУБА
  • Проблемы эволюции
  • ...
  • ...
  • ...
  • ...
  •  


     
  • Ветхий Завет (on-line)
  • Новый Завет (on-line)
  • Вся Библия - rar-архив
  • НЗ в переводе еп. Кассиана
  • Библия короля Якова (eng)
  • Книга Еноха (rar-архив)
  •  

      SpyLOG  
     

     

     

     

    Благотворительный Фонд Алеша

    Баннер сайта А.Е. Снесарева

    Хостинг HC.RU хостинг

    Полезные программы

     






     

    На главную страницу

    В. Ефименко
    кандидат философских наук

    КАМА-ТАНТРА

     

     

     

    "Любовь, в смысле эротического пафоса, всегда имеет своим собственным предметом телесность; но телесность, достойная любви, т. е. прекрасная и бессмертная, не растет сама собою из земли и не падает готовою с неба, а добывается подвигом духовно-физическим и богоче-ловеческим". Эти слова русского религиозного философа Владимира Соловьева могут быть ключом к пониманию мотивов, которыми руководствовался автор "Камасутры", подробно излагая нам секреты кама-тантры. Именно одухотворенная бо-гочеловеческая телесность есть главная тема трактата. И вникая в рассуждения автора, утверждаешься в мысли, что техника камы "не падает готовою с неба", а добывается если и не подвигом, то значительными усилиями духа и тела.


    САМПРАЙОГА


    Что же собой представляет техника камы? Каковы ее основные элементы? Об этом говорится во второй части трактата, которая называется "Сампрайогика" ("О соитии"). Слово "сампрайогака" - прилагательное от "сампрайога", что буквально значит "соединение", "встреча". В эротологической литературе им обозначают не только половой акт, но и другие виды любовного общения.
    Основных сампрайог восемь. Каждой Ватсьяяна посвящает отдельную главу. Мы назовем их, пользуясь санскритскими терминами, поскольку эквиваленты из европейских языков не всегда адекватно передают содержание описываемых Ватсьяяной явлений: алингана (объятие), чумбана (поцелуй), накха-чхе-дия (царапание ногтями), дашана-чхедия (покусывание зубами), рата (полевой акт), праханана-ситкара (удары и стенания), пурушайита ("женщина в роли мужчины"), аупа-риштака (орально-генитальные ласки).
    Приведение всего разнообразия приемов любовной игры к восьми сампрайогам сложилось в индийской эротологии задолго до Ватсьяяны. Каждая из них делилась еще на восемь элементов. Такая схема получила название чатухсашти (букв. "шестьдесят четыре"). Ее появление объясняется склонностью древнеиндийских авторов к схоластическим классификациям. Возможно, имела место и "фетишизация" числа 64. Вспомним, что и Ватсьяяна выделял "64 искусства", которыми необходимо овладеть еще до вступления в интимные отношения.
    Но автор "Камасутры" не был склонен слепо следовать традиции. Он полагал, что попытки заключить все многообразие любовных ласк в какую-то жесткую схему выглядят нарочитыми, искусственными (П. 1, 4 - б)1. Из дидактических, как нам кажется, соображений он воспроизвел традиционную парадигму, но отказался от восьмикратного деления внутри сампрайог. В трактате звучит призыв к поиску новых приемов, импровизации. Ватсьяяна, да простится нам вольное сравнение, напоминает джазового композитора, который, передавая музыкантам ноты, рассчитывает на их активность в самовыражении.
    Первая сампрайога называется алингана, что обычно переводится как "объятие". Но если в европейской культуре объятие понимают как движение или положение рук, охватывающих кого-нибудь, то у Ватсьяя-ны значение слова шире. Понятие агшнганы включает в себя и легкое соприкосновение влюбленных руками, плечами, одеждой, и незаметное для других прижимание телами в сумерках на улице или в праздничной толпе.
    В "Камасутре" описаны 12 алин-ган. Наяк и наика обнимаются лежа, охватывая друг друга не только руками, но и ногами, сжимая бедрами. Например, в джагхана-упагухане ("чресельном объятии") он лежит на спине, а она сидит на нем, сжимая его бедра своими. В стана-алингане ("объятие грудью") груди наики "обволакивают" его и он "чувствует их прелесть".
    Ватсьяяна восторженно писал об объятиях: они "способны растормошить даже самого вялого любовника", украшают все стадии соития.
    Вторая сампрайога - чумбана - выражает широкий диапазон эмоций: нежность, мягкость, страстность. Поцелуй разрушает многие психологические барьеры. На Востоке его считали очень сильным средством выражения интимности. Целоваться с малознакомым мужчиной, а тем более на людях считалось в высшей степени неприличным,
    "Камасутра" описывает 24 вида поцелуев. Одни выглядят достаточно невинно, другие полны безудержной страсти. Если девушка только касается губ возлюбленного своими губами, поцелуй называется нимиттака - "формальный". Когда же она, преодолевая стыдливость, отвечает поцелуем на поцелуй и ее нижняя губа дрожит от волнения, поцелуй называется спхуриттака - "трепетный". Если она решается крепко поцеловать любимого и делает это, закрыв ладонью глаза и зажмурившись, поцелуй называется гхаттитака - "отчаянный". В поцелуе авапидитака ("сверхприжимающем") наяк сжимает большим и указательным пальцами нижнюю губу подруги и облекает ее своими губами. Шутливый смысл имеет джихваюддха (букв. "война языков"). Влюбленные как бы сражаются языками, и каждый старается своим языком коснуться зубов и нёба "противника".
    За поцелуем следует накха-чхедия. Для европейской эротики царапание ногтями - не слишком характерное проявление любви, а вот индийские авторы уделяли этой сампрайоге серьезное внимание. Ватсьяяна упоминает восемь видов царапания. Самый простой - аччхуритака (букв, "скребок", "щипок"), когда ноготками двух пальцев царапают кожу, не оставляя на ней следа. От других накха-чхедий остаются знаки различных очертаний.
    Ровно закругленным ногтем наносится ардха-чандра (букв, "окружность"). Короткая продолговатая царапина называется рекха ("черта"). Несколько глубоких, проведенных параллельно царапин называются вьягра-накха ("тигриный коготь"). Более сложную форму имеют ма-урья-пада - "след павлина", шаша-плутака - "заячий прыжок", утпала-патра - "лепесток лотоса".
    Необычна с точки зрения европейской эротики и дашана-чхедкя - "покусывание зубами". "Камасугра" повествует о восьми видах этой сам-прайоги. К примеру, маленький, едва заметный след, который наносится обычно одним верхним и одним нижним зубом, называется бинду - "точкой". Несколько таких укусов образуют бинду-мала - "череду точек". Укус верхними зубами, прижатыми к нижней губе, поэтично называется правала-мани, то есть "коралл и жемчуг", поскольку губы ассоциируются с кораллом, а зубы с жемчугом.
    Вершина любовной игры - в по- _ ловом акте, обозначаемом термином "рата". Ватсьяяна описывает более двух десятков коитальных позиций. Он указывает, какие из них более удобны для "высокого" соития (например, "газели" с "конем"), а какие - для "низкого" ("слонихи" с "быком" или "зайцем").
    Апологией любовного насилия отличается праханана-ситкара. В этой сампрайоге один из любовников наносит удары (праханана), другой отвечает стенаниями (ситкара). Термин "ситкара" буквально значит "шипение", но охватывает он необычайно широкий диапазон звуков, выражающих и боль, и наслаждение: стоны, вопли, охание, воркование, возгласы "ах", "ох", "амба" ("мама") и т. д. Советует Ватсьяяна подражать и звукам животных.
    Отдельную главу посвящает Ватсьяяна пурушайите ("пуруша" значит "мужчина") - соитию, в котором женщина как бы выступает в роли мужчины. Эту сампрайогу называют также випарита рата - "обратное соитие". Два вида пурушай-иты считаются основными: парав-ритта (букв, "повернутая"), которая начинается как обычно, а затем наяк, не прерывая сношения, поворачивается на спину, вознося любимую над собой, и арамбха ("изначальная"), в которой наика наверху с самого начала.
    Удостоилась отдельной главы и аупариштака. Термин этот охватывает оральные (точнее, орально-генитальные) ласки. Ватсьяяна называет аупариштаку "не слишком распространенным", "мало упоминаемым" способом наслаждения. Упомянуты пять основных разновидностей этой сампрайоги: женщина ублажает мужчину, мужчина - женщину, мужчина - мужчину, женщина - женщину и, наконец, оба друг друга одновременно. Ватсьяяна замечает, что в эту сампрайогу обычно вовлекаются люди невысокие по социальному статусу: слуги, служанки да еще представители "третьего пола" - евнухи, женоподобные юноши, трансвеститы.


    СЦЕНАРИЙ И ЕГО ВОПЛОЩЕНИЕ


    Каждая сампрайога может рассматриваться как очередной этап развития интимности. За объятиями логически следуют поцелуи, рате предшествуют царапание и кусание, а праханана, пурушайита и аупариштака допустимы лишь при достаточно близких отношениях. Есть своя этап-ность и внутри отдельных сампрайог.
    Легкие прикосновения предшествуют страстным объятиям; за "трепетными" поцелуями следуют "прижимающие", "сверхприжимающие", "засасывающие"; за обычными ратами - сложные, более изощренные.
    Все это позволяет говорить о некоторой логике в изложении элементов кама-тантры, считать "Сампрайогику" своеобразным сценарием любовной игры. Состоит этот сценарий из трех актов. Первый акт - прелюдия к соитию, второй - сама рата, третий - завершение любовной игры. Последняя глава "Самп-райогики" специально посвящена начальной и завершающей стадии. Она так и называется "О начале и конце соития" ("Рата-арамбха-аваса-ника").
    Начало сближения происходит в красиво обставленной комнате, где воздух напоен ароматом цветов и благовоний. Наяк и наика красиво одеты. Он угощает ее сладостями и напитками. Они слушают музыку. Ласки начинаются легкими прикосновениями к ее одежде, рукам, волосам. При этом он рассказывает ей занимательные истории, веселит игривыми шутками. Потом легонько обнимает ее, целует, ласкает все сильнее и сильнее и, увидев, что она тоже загорелась желанием, увлекает на ложе.
    Поцелуи и объятия продолжаются. Он ласкает все ее тело и потом ослабляет узел на нижней одежде. Этот прием считается кульминацией "первого акта"; он называется ниви-ви-шенана, что как раз и значит "развязывание узелка". Иаика протестует, но возражения ее подавляются поцелуями. В его объятиях все больше страсти.
    Начало интимности изображается в "Камасутре" как развитие психологического содержания интимных отношений. Действия и чувства партнеров приобретают синхронность. Идет, так сказать, эмоциональная разведка, вполне контролируемая разумом. Так "Камасугра" учит находить наслаждение уже на стадии влюбленности.
    Во "втором акте" разворачиваются прелести сампрайоги. Если это первая встреча, замечает Ватсьяяна, объятия, поцелуи и другие ласки осуществляются в определенной последовательности; они должны быть непродолжительными и очень деликатными. В последующие ночи их продолжительность и интенсивность увеличиваются, последовательность их диктуется не схемой, а темпераментом партнеров.
    В нескольких сутрах Ватсьяяна описывает, что надо делать после раты. Не глядя друг на друга, наяк и наика оставляют постель, раздельно совершают омовение и возвращаются. Он угощает ее бетелем или сладостями, растирает тело благовониями. Начинается приятная беседа, влюбленные выходят на веранду или в сад, где слушают пение птиц, глядят на звездное небо. Все это сопровождается нежными поцелуями и объятиями. На прощание оставляют на теле возлюбленного "памятные" царапины или укусы.
    Предлагая сценарий любовного сближения, Ватсьяяна учитывает то, что воплощать его будут "актеры" со своими индивидуальными чертами, с различным жизненным опытом. Схема хороша лишь для вхождения в интимность, особенно с неопытной девушкой, молодой женой. Что касается зрелых партнеров, то "можно делать все, что угодно, когда угодно, поскольку в страсти забываются и время и правила" (II, 3, 3).
    В своем сценарии Ватсьяяна учитывает различие ролей мужчины и женщины. Некоторые приемы выглядят сугубо "мужскими" или только "женскими". "Мужские" - это те, в которых мужчина начинает сближение, играет активную роль, а в "женских" - все наоборот. К "мужским" относятся некоторые объятия и поцелуи. Мужчина обычно наносит удары (праханана). Типично "женскими" являются поцелуи нимиттака ("формальный"), спхуриттака ("трепетный"), гхаттитака ("отчаянный"). Активную роль играет женщина в таких изысканных объятиях, как ла-тавештитака и врикша-адхирутака. От женщины во многом зависит красота пурушайиты. Стенания (сит-кара) - тоже женское дело.
    Но в целом ведущая роль за мужчиной. Он инициатор любовных новаций, он выступает в роли наставника молодой и неопытной подруги. Ватсьяяна хорошо понимал, что сексуальная инициация сопряжена с психологическими трудностями, и настоятельно подчеркивал необходимость постепенности и деликатности в действиях мужчины. Но и это не догма. Во многих случаях "ведет" игру тот, кто более страстен, темпераментен, сведущ в камашастре. И какой бы ни была сампрайога, "мужской" или "женской", каждый партнер может влиять на действия другого даже без слов: взглядами, стенаниями, телодвижениями.
    Ватсьяяна настойчиво призывал влюбленных быть внимательными друг к другу, каждый новый шаг контролировать наблюдением за реакцией другого, взглядом, улыбкой, возгласами выражать удовольствие или неудовольствие. Мужчина, писал он, должен целовать то место на теле любимой, на которое она посмотрела. На объятие следует отвечать объятием, поцелуем на поцелуй, укусом на укус. А самые страстные отвечают на один поцелуй двумя, на сильное объятие - еще более сильным.
    Мизансцены эротического сценария "Камасутры" отличаются скульптурной выразительностью. Для индийской культуры вообще характерно изображение реальности в застывших, канонизированных формах. Движение рассматривается как момент перехода от одного фиксированного состояния к другому. И в индийской эротологии статика довлеет над динамикой. Техника соития представляется обычно как набор фиксированных положений тела, которые называются асанами.
    Слово "асана" буквально значит "поза". В йоге это поза в статической гимнастике или во время медитации. Эротология придает термину несколько иной смысл. Обозначается им поза не одного человека, а обоих участников любовной игры в той или иной сампрайоге. Об асанах говорят не только применительно к ратам, но и калингане, аупариштаке. В разнообразии асан выделяются три основные группы: положения стоя, сидя и лежа.
    Описания асан отличаются канонической точностью. С большой долей уверенности можно предположить, что сутры Ватсьяяны изначально богато иллюстрировались. До нас эти рисунки не дошли. Но эротическая скульптура и живопись позднего времени явно следуют традиции "Камасутры" и дополняют описания трактата.
    Наибольшее число фиксированных положений - в рате. Их несколько десятков. Многие авторы называют вполне определенную цифру - 84, однако полного списка нет ни у кого. В "Камасутре" не более трех десятков коитальных позиций, включая пурушайиту.
    Каких-то исключительно трудных асан в "Камасутре" нет. Все они рассчитаны на обычных людей, а не на акробатов. Правда, некоторые позиции затруднены или невозможны в "неравных" сочетаниях Так, трудно представить "зайца" и "слониху" в аваламбитака-рате ("подвеске"), когда наяк стоит, прислонившись спиной к стене, и держит перед собой подругу сцепленными под ее чреслами руками, а она, обняв его за шею двумя руками, сжимая его бедра своими, упирается ступнями в стену и раскачивается из стороны в сторону.
    Довольно точно фиксируются в "Камасутре" некоторые алинганы. Особенно известны (благодаря позднейшей эротической скульптуре) латавештитака и врикша-адхирутака. Образ женщины, обвивающей любимого, как лиана дерево, стал в индийской культуре символом нежной и преданной страсти.
    Зная, хотя бы в общих чертах, сценарий любовной игры, асаны и виды движений, любовники могли чувствовать себя настоящими актерами в увлекательной пьесе, воспевающей чувственную любовь.


    ГРАНИЦЫ ЕСТЕСТВЕННОГО И ДОПУСТИМОГО


    Гармония человеческих отношений основывается на соблюдении некоторых общепризнанных норм. У каждого народа вырабатываются свои правила сексуального поведения. Они бывают двоякого характера: разрешающие и запрещающие. Каждая культура по-своему решает вопрос о том, что в сексе считать нормальным, правильным, естественным, а что - ненормальностью, извращением, патологией. Границы между этими противоположностями подвижны, критерии расплывчаты. Но они всегда определяются общим подходом к сексуальности, которая обычно воспринимается как антитеза друга?*? областям человеческого бытия. В ортодоксальном христианстве, исламе, других конфессиях половое влечение рассматривалось как нечто несовместимое с высокой духовностью, а то и просто греховное. Антитезу эту можно обнаружить и в индуизме, но она значительно смягчена представлениями о каме как созидательной, космогонической, божественной силе, как об одной из важнейших жизненных целей.
    Признавая априори стремление к сексуальному наслаждению нормальным, индийская духовная традиция могла спорить лишь о способах его обретения. Можно считать аксиомой: чем большее место занимает в жизни людей эротика, тем меньше в ней всевозможных запретов. И сам факт наличия в Древней Индии обширной эротологической литературы, откровенно обсуждавшей все аспекты половой жизни, разнообразие приемов любовной игры, свидетельствует о значительной свободе и выборе средств наслаждения.
    Тем не менее проблема запретного всегда была важной темой эротических трактатов. Особенность "Камасутры" в том, что, устанавливая некоторые границы, она подчеркивает их относительность, не столько запрещает, сколько предлагает, рекомендует, советует. "Различные способы наслаждения, - говорил Ватсьяяна, - годятся не для каждого и не для всех условий, каждый из них следует применять в должное время и в должном месте" (II, 7, 35).
    Границы допустимого определяются в "Камасугре" по крайней мере тремя основными причинами. Во-первых, биологическими или медицинскими. Некоторые раты не рекомендуются женщине во время месячных или в случае "неравных" сочетаний, при которых возможны болезненные ощущения. Указывает Ватсьяяна и места, куда опасно наносить удары.
    Вторая группа запретов диктуется социальным статусом партнеров. Дхармашастры запрещали аупариштаку высшим сословиям, женщинам из благородных семей. Ватсьяяна соглашается с религиозными законодателями, подтверждает, что аупа-риштака не должна практиковаться учеными брахманами, правителями, замужними женщинами, но тут же лукаво замечает: "В конце концов, нам не дано знать, как человек будет вести себя в той или иной ситуации, ведь подобные вещи делаются тайком, а ум человека не всегда устойчив" (II, 9, 40).
    Третья группа запретов обусловлена традициями и предрассудками. Ватсьяяна советует учитывать нравы женщин различных народностей и не понуждать их к тому, что им не нравится.
    Из "Камасутры" видно, что нормальная сексуальность - это отношения людей, здоровых физически и нравственно, соотносящих свои действия с нормами общественной морали, стремящихся к обоюдному наслаждению.
    Определяя довольно широкие границы "нормального", "Камасутра" различает внутри сампрайог общепринятое и необычное. Некоторые приемы определяются термином "вичитра", то есть "забавные", "шутейные". К таковым относится пурушайита. Принятие женщиной "роли мужчины" Ватсьяяна изображал как всплеск подавленных эмоций: "я была внизу, теперь я наверху и буду мучить тебя!" Женщина как бы берет реванш за несвободу вне спальни. Но это, надо полагать, не только внутренний импульс женщины к возвышению над "угнетателем", но и совместный акт противодействия общепринятым нормам, подсознательное нарушение навязываемого с детства культурного кода.
    К вичитра относились замысловатые способы соития - групповые раты, сношение в воде, аупариштака. Необычными представлялись позы, имитирующие животных. В начале своего трактата Ватсьяяна говорил, что изучение камашастры как раз необходимо для того, чтобы люди не вели себя как животные. Но в подражании животным во время любовных игр он не видел ничего плохого и советовал копировать их позы, движения, звуки.
    Таким образом, игровые (смеховые) элементы кама-тантры связывались с нарушением некоторых норм, которые сами по себе были достаточно условными, но позволяли влюбленным вкушать сладость запретного плода.
    Еще одна запретная норма касается любовного насилия. Ватсьяяна сравнивал любовную игру со сражением, в котором сходятся противоположные стороны, каждая из которых стремится выразить не только свою нежность к другой, но и превосходство над ней.
    Но можно ли считать физическую боль нормальным и даже необходимым элементом любовного общения? Эротологическая литература, как правило, предлагает такие приемы любовной игры, которые способствуют любовно-нежным отношениям партнеров. Иногда встречается прямая апология физических мучений (сочинения маркиза де Сада), но это скорее исключение. С нашей точки зрения, попытки свести любовную игру лишь к проявлениям нежности, равно как и апология садизма, являются крайностями. В физическом сближении не обойтись без некоторого насилия, без грубости и боли. Такая точка зрения обосновывается и в "Камасугре".
    Открыто признавая возможность и даже необходимость насилия в любовной игре, Ватсьяяна учит некоторым "садистским" приемам, которые, по его мнению, вносят в сам-прайогу новые яркие ощущения, разнообразят ее. Он учит применять насилие так, чтобы оно превращалось в наслаждение. Его "садистские" приемы - это не сексуальная аномалия, а часть любовного языка, понятного партнерам и принятого ими. Элемент насилия есть в каждой из обрисованных Ватсьяяной сампрайог. Причиняют "сладостную" боль сильные объятия, страстные поцелуи, пылкие ргты. Но если в объятиях, поцелуях и ратах боль вторична по отношению к блаженству, то накха-чхедия, дашана-чхе-дия и праханана прямо предназначены для причинения боли. Упоминал Ватсьяяна и хватание друг друга за волосы во время объятия, поцелуя, соития. Он предупреждал, что в пылу любовной страсти трудно контролировать собственные действия. Они могут быть такими же неожиданными и такими же неконтролируемыми, как сновидения (II, 7, 31). Ватсьяяна призывал учиться владеть собой, чтобы любовное общение не перешло границы радости и гармонии.
    "Всякий великий эротик - гений, и всякий гений, по существу, эротичен, даже если его любовь к ценности, то есть к вечности, к мировому целому, сосредоточивается на телесной оболочке женщины", - писал Отто Вейнингер в своей знаменитой книге "Пол и характер". Его слова в полной мере относятся к величайшему из апологетов чувственной любви - Ватсьяяне. Он не только "сосредоточил внимание на телесной оболочке" женщины и мужчины, но и показал, насколько прекрасен человек, который владеет своим телом и умеет подчинять его радостям чувственной любви, приближая себя к "мировому целому", к вечности.

    Форум

    На главную

     
      ©2010 Youri Klimenkovsky | All rights reserved.